ТРИ СКАЗКИ ИЗ КНИГИ - Стихи и проза цыган. - Каталог статей. Цыгане. - Цыганский Ансамбль. Цыгане. Свадьбы, юбилеи, праздники.
Профессиональные музыканты, в том числе джазовые музыканты, артисты различных жанров и направлений, профессионалы от Содружества московских музыкантов выступают на праздниках и банкетах.

На фуршетной части праздника актуальны классические музыканты, чаще всего приглашается струнный квартет - две скрипки, альт и виолончель.

На праздниках всегда актуален ведущий праздника. Если это мероприяти свадьба, банкет или день рождения, то ведущего можно назвать тамада, но это определение все меньше и меньше употребляется в среде профессионалов.

Если ваше праздничное мероприятие прходит на улице, то вам наверняка потребуется духовой оркестр. Если праздник имеет официальные атрибуты, то, конечно, это должен быть военный духовой оркестр.

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 4003
Вход к цыганам!
Логин:
Пароль:
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Стихи и проза цыган.

ТРИ СКАЗКИ ИЗ КНИГИ
Сказка № 5.
Батрак к черту нанялся.

Гия о ром к(о) бэнгеса жиндя и йов пэ лэстэ ракирла: "Кон амэндэ туса зоралэдыр?" О ром ракирла: "Мандэ си папу, и одава тут узборинэ". (поборинэла) И гия ёв дро вэш, и яндя лэс (бэнгэс) ко рич: "Мандэ си папу, и одава тут справинэ". - Адава тиро папу? - "Нэ-ка, ушты-ка, папу! Нэ-ка, лэ лэс!" И лыя лэс, о бэнгэс, и поборинэ и попхагия лэскирэ кукалы, (кокалы) и насилу вырэскирдяпэ. И явья кхэрэ, и пхэнэла па датэ: "Мамулэ, мурш!" А э дай уже ракирла: "Кфул, мро чаво!" И опять ракирла (бэнг): "Кон амэндэ туса прыткедыр?" (сыгыдыр) - Мандэ исы чаворо, трин дывэс выгия лэскэ, - и одова тут обтрадэла. И яндя лэс ко вэш и поддыкхя зайцос шошой и пхэнэла: "Догони-ка лэс!" ("Дорэс-ка лэс!") И ёв гия, и одро якха на дыкхя. И явья кхэрэ кэ дай и ракирла: "Мурш, мамулэ!" А ёй ракирэла: "Нанэ мурш - кфул". Ёв ракирла: "Давай-ка, кон громкедыр свиснинэ!" О бэнг коли свисниндя, так и дрэвэндыр о листя посыпались. (Каштэндыр патря попынэ) О ром ракирла: "Нэ, какана ту запхандлэ о якха: какана мэ лава тэ свищинав!" И лыя киё (дэсто) и мэкхя лэс адро шэро. О бэнг пхэнэла: "О, полно, полно, Авэла! На свишинэ, а то мангэ якха по чикат джана". Явья кэ дай: "Мамулэ, мурш! Коли лыя тэ свищинэ, то якха мирэстыр чикатэстыр ухтлэ исыс аври!" И ёв какана пэ лэстэ ракирла: "Явэн-ка кэ ту у гости!" - Нэ, дынэ андрэ и джана и подгинэ ко шатра, и о чаворэ прастана, гилендэ: и о пэра нангэ и калэ, сыр сапа. И о бэнг ракирла: "Кон адава прастала?" А ёв уже ракирла о ром: "Адава о янголы, (ангелы) пал тро ди прастана". И тоды ухтя телегатыр (бэнг) и заболмочиндя и насьтя.
Перевод сказки опубликован в книге: Сказки и песни, рожденные в дороге: Цыганский фольклор. Сост., запись, пер. с цыганск., предисл. и коммент. Е. Друца и А. Гесслера, отв. ред. Л.Н. Черенков. - М.: Гл. ред. вост. л-ры изд-ва "Наука", 1985. - 520 с.

34. Как батрак к черту нанялся (С. 192-193)

[192]
Пошел цыган жить к черту. Тот говорит ему:
- Давай померяемся, кто из нас сильнее.
- Что мне с тобой силой мериться? - отвечает цыган. - У меня дед есть, так даже он тебя в борьбе победит.
Пошел цыган с чертом в лес. И привел его к медведю:
- Вот мой дед, он с тобой и справится.
- Этот?
- Он самый. А ну-ка, дед, поднимись! Ну-ка возьми его!
Взял медведь черта, повалил, изломал ему кости. Едва черт вырвался, домой наутек пустился. Прибежал к матери и говорит:
- Матушка, смотри какой цыган молодец,- и рассказал все. Мать послушала и отвечает:
- Какой он молодец, сынок,- дерьмо!
Побежал снова черт к цыгану:
- В силе ты меня, цыган, победил. Давай теперь в быстроте померяемся.
[193]
- Что мне с тобой в быстроте мериться,- отвечает цыган,- есть у меня сынок, три дня ему от роду вышло, он тебя обгонит.
Пошли они снова в лес. Заметил цыган зайца и говорит:
- Смотри, черт, вот он, мой сынок. А ну-ка догони его! Заяц как припустил, только его и видели. Прибегает черт домой к матери и говорит:
- Матушка, смотри какой цыган молодец.
- Да какой он молодец, дерьмо он, твой цыган. И снова побежал черт к цыгану:
- А ну-ка, цыган, давай попробуем, кто из пас громче свистнет.
Как свистнул черт, так все листья с деревьев посыпались. Цыган и говорит:
- Ну что ж, теперь мой черед. Только ты, черт, глаза завяжи, когда я свистеть начну, а то у тебя глаза повылезут.
Завязал черт глаза, а цыган схватил дубину и хвать черта по башке.
Черт заорал:
- Полно, полно, цыганок, не свисти, а то у меня глаза повылезут.
Прибежал черт домой к матери:
- Матушка, какой цыган молодец, как свистнул, так у меня глаза чуть не повыскочили. Говорит мать черту:
- Какой он молодец, дерьмо одно... Вернулся черт к цыгану:
- Хочу я, цыган, к тебе в гости поехать. Запрягли они лошадей и едут. Подъезжают к шатру, а навстречу цыганята бегут, песни распевают. Пуза у них голые, а сами они черны, как ужи. Испугался черт и говорит:
- Кто это бежит к нам?
- Это,- отвечает цыган,- ангелы за душой твоей бегут.
Как слетел черт с телеги, за голову схватился и прочь побежал.
Сказка № 6. Бэнг и пхури (С. 10-11)

Сыр жиндя гажо гадяса трианда (30) бэрш, и ниекхвар ёв ла на мардя. И камья о бэнг тэ розлыджал, соп тэ мар о ром э ромня, и триянда бэрш и на произвендя (не произвел), и дыя тэ ровэл, и гия. Сустрикинпэ (встречается) лэса пхурори и пхэнэла: "Соскэ ту ровэса?" А ёв пхэнэла: "Пошла ту мандыр! Ту мирэ горёскэ на пособинэса". А ёй пхэндя: "По со ту жинэс? (По чём ты знаешь?) Мэ, может, тэрэ горёскэ пособинава". А ёв и пхэндя: "Коли пособинэса, так мэ тукэ дава совнакунэ тыраха" Ёй пхэндя: "Со ж адасаво?" А ёв пхэндя: "Триянда бэрш ничим ни змустив (не принудил) о ром э ромня тэ марэл". - "О со сы мангэ адава! Адава мэ сичас кэрава". И гия. И явья кэ ада гажи, и пхэндя: "Добры динь тукэ!" А ёй пхэндя: "Здоров, пхурори"" - "Сыр ту живэса тырэ роморэса? Ти шукар? Ти мардя ёв тут коли?" - "На, трианда бэрш ман ниекхвар на мардя!" - "Мэ тукэ пхэнава, со ещё фэдыр тут авэла тэ жалинэ. Сыр явэла кхэрэ эк фэлдатыр (с поля), тэ ту лэскэ дэ тэ хал, тэ пхэн: яв, мэ тут породава джува! Тэ лэ тэ родэс, тэ лэ чури тэ рикир пало брэг (за пазухой). Тэ ёв тут ещё фэдыр лэла тэ жалинэ". Ёй и гия: "Кай тыро ром дур пахинэ?" А ёй пхэндя лакэ: "Гэн, окэдай, пэ пигонэстэ (на пегом) грэстэ, одава тукэ и примета сари". Ёй и гия и явья кэ ёв и пхэнэла: "Парикэрав Дэвлэс"... "Шун, со мэ тукэ, мро чаворо, пхэнава. Со явэса кхэрэ тэ дыкх: э ромны дэла тукэ тэ хал (хас?), и пхэнэла: яв-ка, яв-ка, мэ тут породава джува" И дыкх: латэ пало брэг авэла чури, и ёй тут, дыкх, камэл тэ зачинэл". - Ёв и гия, э грэс сохатыр вылыя и пхэндя: "Парикирав тут, э пхурори: мэ тукэ пал адава плэскирава, со ту мангэ адава пхэндян". И явья кхэрэ. Пхэнэла пэ ромнятэ: "Чу-ка мангэ тэ хав! Чудя тэ хал тэ ёй и пхэндя: "Дэ-ка, джува породава!" Пасия тэ родэл: "Пиририсёв упрэ моса". Только ёв пиририсия, и пощупиндя латэ пало брэг, и попыя э чури - и пхэнэла: "Пэ со тукэ дава чури?" И лыя ла тэ марэл. И э пхурори джала и сустрикаить (встречает) ла о бэнг, и лыджала лакэ о тыраха. - Пэ жердь чудя и подэла дурал. Ёй и пхэнэла, э пхури: "Подъяв кэ мэ, мо чаворо, поближе". Ёв пхэнэла: "На, мэ, бабулэ, тутыр дарава".
№ 40. Почему черти баб боятся (С. 204-5)

[204]
Жил мужик с бабою тридцать лет. И за все это время он ни разу ее не поколотил. Все эти тридцать лет вокруг них черт крутился, все старался, чтобы между ними раздор вышел. Да напрасно старался.
Заплакал черт и пустился в путь-дорогу. Повстречал он старуху. Та увидела черта и спрашивает:
- Чего ты плачешь? Черт отвечает:
- Иди ты отсюда! Все равно тебе моему горю не помочь.
- Откуда ты знаешь? А может быть, я подсоблю твоему горю.
Черт встрепенулся:
- Если поможешь, подарю тебе золотые сапоги.
- Так в чем же дело?
- Тридцать лет никак не могу мужа подговорить, чтобы жену свою побил.
- Только и всего-то? Ну это я сейчас сделаю. Пошла старуха к бабе и говорит:
- Здравствуй.
- Здравствуй, здравствуй, старушка,- отвечает та.
- А скажи, добрая женщина, как ты со своим мужем живешь? Хорошо ли? Бил ли он тебя когда?
- Да что ты, вот уж тридцать лет, как пальцем не тронул.
- Ну и слава богу. Ты меня слушай, я тебя научу, еще больше будет тебя жалеть. Как с поля домой придет, ты ему сразу поесть дай, а потом скажи: "Дай, мол, я на тебе вшей поищу". Ты вшей ищи, а за пазухой держи ножик. После этого он еще больше тебя жалеть станет.
- Спасибо, бабушка, за науку. Так и сделаю.
- А далеко ли муж твой пашет? - спросила старуха, уходя.
[205]
- А вон там,- махнула женщина рукой,- на пегой лошадке пашет, вот тебе и примета вся. Пошла старуха к мужику:
- Бог в помощь тебе!
- Здорово, здорово, бабушка.
- Послушай, что я тебе скажу, сынок. Как домой придешь, смотри в оба. Жена тебе поесть даст, а потом попросит, мол, дай-ка я у тебя вшей поищу. Так вот, у нее за пазухой будет нож, и этим ножом она тебя зарезать хочет.
Опечалился мужик. Распряг коня, соху в сторону отложил и говорит:
- Спасибо тебе, бабушка, за то, что ты мне сказала, я тебе за это заплачу.
Пришел мужик домой. Говорит жене:
- Подай мне поесть.
Та на стол накрывает и говорит:
- Дай-ка я у тебя вшей поищу. Приляг. Лег мужик, а сам тихонько у нее за пазухой пощупал. Нащупал нож, вскочил и говорит:
- Ты зачем этот нож за пазухой держишь? - И давай ее бить.
Идет старуха по дороге, а навстречу ей черт сапоги золотые несет. Повесил их па жердь и подает ей издалека. Старуха говорит:
- Подойди-ка поближе, деточка моя.
- Что ты, старая,- отвечает черт,- я тебя боюсь. И наутек.
Сказка № 7. Сказка о неверном приказчике (С. 12-14)

Сыр джиндя эк купцо барвало, исыс лэстэ бут ловэ. Джиндя ромняса дуй-джинэ, и ни сыс лэстэ чавэ. Исыс лэндыр надур намастырё (монастырь), то джас пашыл офта (7) версты, пирдал трин версты. И адо купцо кырдя мосто (пхурт): кон на джала, то ёнэ сарэ лэс благодаринэпэ. И пхэнэла ёв пэ пэскирэстэ по мурдалэстэ (слуга, букв. поганый): "Джа ту тэл мосто, и шун, ти на лава кон со тэ ракирэл". И шунэла ёв, со ракирла мануш, а на жинав саво, и пхэнэла, со биянэла ада купцоскири ромны чавэс, и со пхэнэла ада чаво, то лэс о дэвэл явэла тэ кандэл. И явья лэскиро динари (слуга) кхэрэ, и о купцо пхэнэла: "Со шундян? Ти ракирдя кон со?" А ёв пхэндя: "Шундём, со бияндя тири ромны чавэс и схала". Ада купцо адо вавир пхувья, пало разны товары, и припхэндя пэскирэ динарискэ: "Придыкх одой мирэ ромня, сыр лэла тэ биянэл!" И лыя тэ биянэл и бияндя раклорэс и злыджия по хватера, па вавир кхэр. Одой бияндя гажи, тэ мыя о раклоро. Ёв оддыя одо гадякэ бут ловэ, и отчиндя э раклорэскэ о васт, и закэрдя одо рат и яндя, и чудя ада купцоскири ромнякэ адо муй - и пхэндя, со купцоскири ромны исхыя чавэс. И чиндя одорик, ада вавир пху кэ ада купцо, со "тыри ромны бияндя чавэс и схыя, только экх о васторо заухтылдём". Кокоро рассчитался када купцо и гия дэ пэскири строна, эда раклорэс пэса лыя. И явья одорик и жениндяпэ, и до раклоро уже порядочно. Ёв пасёви и ракирэла: окэ мандэ исы адасаво раклоро, со только на мангэла э дэвлэстыр, то о дэвэл лэс кандэла. А ёй и пхэндя, лэскири ромны: "Мэк мангэла э дэвлэс, соб ада маро садо тэ авэл рупови бэрга (гора)". О раклоро дава мангя дэвлэс, и ятя эды лэнгири садо рупови бэрга. И ёй пхэндя: "Нэ, дава шукар, мэк мангэла э дэвлэс, соб мэ тэ явав раняса, а ту раса". Ада раклоро мангя э дэвлэс... "Мэк кэрла ёв, мангэла э дэвлэс, тэ явав мэ кралицаса, а ту кралиса. (О дэвэл кэрдя, со ёв мангя.) - "Мэк мангэл дэвлэс, тэ явав мэ Масхарьяса". А раклоро пхэндя: "Мэк явэл ёй джукляса, а ёв джуклэса". Лыя лэн пэ шворка (поводок) и лыджия. И соса лэн корминдя (чярадя)? Э хачкирэса жароса (вангарэса). И явья ёв да пэскиро форо и допхутяпэ, катэ исы адасавэ купцоскиро кхэр, кай лэскири ромны э чавэс исхыя. И явья ёв кэ да купцо и пхэндя: "Ти не можно мангэ кэ ту набутка паддыхнуть, т откхинэвав?" И о пхэндя: "Можно!" Лэскири купцоскири ромны и, дыкхи прэ да раклэстэ, гондя дэла. (О лакиро ди шунэла.) Ёв ракирла пэ да купцостэ: "Ти не можно тукэ тэ кхарэс кэ пэ сари полица (полиция), тэ явэн кэ ту п обядо". Ёв прикхардя. Кандыя лэс и бэшлэ пало скаминт. И пхучеса ада раклэстэ: "Катыр же ту сан? Ти сы тут лыл?" (паспорт) А ёв пхэндя: "Угалёна сарэ, катыр мэ сом!" - и пхэндя: "Подэн мирэ джуклэстэ, эдэ пири вангара!" И подынэ лэскэ цело пири вангара. И ёв пхэндя пэ джуклэстэ: "Ха!" Ёнэ и пхэнэна: "Разве можно тэ хал о джукэл о вангара?" А ёв и пхэнэла: "А разве можно адякэ пэскирэс чавэс тэ схал?" (Э дай, купцоскири ромны, и шундя адава и слёзно зачудяпэ ясвэнца.) "А кадава мануш", пэ джуклэстэ ракирла, "исыс мрэ дадэстэ адо писхарья (в работниках) и мро дад гия адо вавир пхувья пало товары, а лэскэ припхэндя: "Ракх жэ адатрэ мирья ромня, сыр лэла тэ биянэл!" А ёв лыя, сыр только бияндя, ёв лыя раклорэс по вавир хватера отлыджия, а кокоро - ада савьятыр гадятыр мыя о раклоро, - отчиндя о васт, тэ чудя адро муй купцоскирэ ромнякэ, и закэрдя адо рат, и пхэндя, со ёй исхыя пэскирэс чавэс. Тэ мэ и сом лакиро чаво, а ява купцо исы миро дад, - так мэ явьём акадаво само. А када джукэл мрэ-дадэскиро сыс главно само дынари. Ти камэн, со ёв ячела манушэса?" И мангя дэвлэс, - ёв ятя манушэса. И ракирна: "Со ту камэса лэскэ, то дава и кэр!" Ёв лэскэ простиндя пал одава,.. со ёв лэс никатэ ни стратив (не погубил).
30. Неверный приказчик (С. 183-186)

[183]
Жил один богатый купец. Денег у него было полным-полно, Жил вдвоем с женою. Детей у него не было.
[184]
Heподалеку от купца стоял монастырь, и ходу до него было семь верст, если идти окольно, а напрямик - версты три, побольше. И чтобы путь сократить, построил купец мост, пусть все ходят и благодарят его. Как-то раз говорит он своему приказчику:
- Ступай-ка ты под мост и послушай, не будет ли кто что обо мне говорить.
Так приказчик и сделал. Притаился под мостом, вдруг слышит, что кто-то говорит, а что за человек - неизвестно, из-под моста не видать. А говорит этот человек, что, мол, родит купеческая жена сына и будто, если что-нибудь мальчик попросит, бог сделает это по его молитве. Приходит приказчик домой, а купец его спрашивает:
- Ну что слыхал? Не говорил ли кто и что? Приказчик отвечает:
- Слышал, будто твоя жена сына родит, а потом съест его.
Как-то раз поехал купец в другие земли за разными товарами и наказал своему приказчику:
- Ты присматривай за моей супругой, когда она рожать будет.
Вот начались у купеческой жены роды, и родила она мальчика.
Приказчик тайком взял купеческого сына и отнес в другое место, где тоже баба родила мальчика, да тот сразу после родов умер. Дал приказчик этой бабе много денег, а сам отрезал у мертвого ребенка руку и ночью в купеческий дом принес и положил спящей купеческой жене в рот. А наутро поднял всех на ноги и сказал, что, мол, съела купчиха своего сына. Стали писать письмо купцу в дальние края, что, мол, родила твоя жена сына, да и съела его, только одну рученьку оставила.
Рассчитался приказчик с купцом и ушел от него, отправился на свои родные земли. А с собою мальчика прихватил. Добрался он туда, жену себе нашел. К тому времени мальчик уже порядочно вырос.
Лежит как-то приказчик с женой и говорит:
- А ты знаешь, что мальчик у меня не простой? О чем только бога ни попросит, тот все по его молитве сделает.
Тогда жена его и говорит:
- Пусть попросит бога, чтобы сад наш сделался серебряной горой.
[185]
Мальчик попросил бога, и сад сразу же превратился в серебряную гору. Поправилось это жене приказчика.
- Это хорошо. Теперь пусть он попросит бога, чтобы тот сделал меня барыней, а тебя барином.
Попросил мальчик бога, и сделался сразу приказчик барином, а жена его барыней.
- Пусть теперь мальчик попросит бога, чтобы сделалась я богородицей.
Побледнел мальчик и проговорил шепотом:
- Пусть она сделается сукою, а муж ее - кобелем. Бог сделал все, о чем его просили. Взял тогда мальчик кобеля за поводок и повел. Через несколько дней пришел в свой город и принялся допытываться, где такой купеческий дом, в котором купчиха своего сына съела. Показали ему. Приходит он к купцу и говорит:
- Могу ли я у тебя остановиться? Отдохнуть у тебя могу хоть немножечко?
- Это можно! - отвечает купец. - Отдыхай, сколько хочешь.
Купеческая жена глядит на мальчика и вздыхает. Знать, почуяла ее душа родную кровь. Мальчик говорит купцу:
- Не мог бы ты пригласить к себе всю полицию, чтобы к обеду пришли?
Пригласил купец, послушался. Вот сели все за столом и спрашивают у мальчика:
- Откуда ты взялся? Отвечает мальчик:
- А вы сами узнайте, откуда я. А потом и добавляет:
- Подайте-ка моей собаке горячих углей в горшке! Подали полный горшок с углями. И тут мальчик приказывает собаке:
- Ешь!
- Да разве такое бывает, чтобы собака горячие угли ела?! - удивились гости. А мальчик и говорит:
- А разве собственного сына съесть можно? Услыхала купчиха эти слова и залилась слезами. А мальчик показал на кобеля и говорит:
- Был этот человек у моего отца в приказчиках. Поехал мой отец в чужие земли за товаром, а ему наказал, чтобы смотрел за женой, когда та рожать станет. Едва только родила она мальчика, как приказчик отнес ребенка
[186]
в другое место, где у бабы младенец умер. Отрезал он руку у мертвого ребенка, положил в рот купчихе и объявил, что, мол, она своего сына съела. Так вот я и есть этот купеческий сын! А купец этот отцом мне доводится. Я сам его нашел. А собака эта и есть тот самый отцовский приказчик. Если захотите, так я его снова сделаю человеком.
Попросил он бога, и приказчик стал человеком. Подошли гости к мальчику и говорят:
- Делай с этим человеком все, что ты хочешь.
- Не буду я его губить, за то прощу его, что ребенком он не погубил меня.

Категория: Стихи и проза цыган. | Добавил: cigane (12.06.2006) | Автор: В.Н. Добровольский
Просмотров: 1871 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 1
1  
ром муй закер

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]